Фантадром

18+


Сегодня 20.10.2019

Публикации

 

• Кривыми дорожками

Опубликовано: 3.7.2013 22:04

- Хохосо… - пробубнил черпахо-хрюндель. В одной руке он держал замороженную газировку, которую шумно грыз, другой черпал из треснувшей тарелки растопленное мороженное и с хлюпаньем хлебал.

- Чего? - переспросил злобный плюшевый мишка-мутант.

Черепахо-хрюндель пожевал полно набитым ртом, с трудом проглотил, чуть не подавившись, и сказал:

- Чего, чего… Хорошо говорю, вкусно.

- Чего ж хорошего, свинья ты бронированная? Всю шерсть мне своим мороженным забрызгал! - мишка-мутант сверкнул бусинками-глазами и потер плющевым локтем плющевую коленку.

- Ну что? - черепахо-хрюндель удовлетворенно рыгнул. - В тебе и шерсти-то нет, одни нитки, и те не настоящие. Мутант-самоучка.

- Самоучка… - недовольно протянул плюшевый мишка. - Если бы не я, ты бы давно на шницели пошел, а так вон какой броней обзавелся. Тебя теперь не то что ножом, отбойным молотком не возьмешь.

Черепахо-хрюндель довольно похлопал себя по пузу, потом попытался заглянуть себе на спину - это ему не удалось, но он не расстроился. Он и раньше, без панциря, на свою спину посмотреть не мог - шея не поворачивалась.

- А себе чего броню не сделал? - черпахо-хрюндель ткнул пальцем в мягкое плюшевое брюхо.

- А мне не надо, - сказал плюшевый мишка. - Я хотел себя совсем гибким сделать, чтобы в чужие сейфы было легче залезать.

- Что-то я не заметил, чтобы ты гибче стал. Как был, как и остался тюфяк тюфяком.

- Не пошла мутация, чтоб ей… - выругался плюшевый мишка. - Только нитки и мутировали. Теперь на них ни один узел не держится. На днях долбанул сейф динамитом, так потом свои руки-ноги целый час по банку собирал…

- Кстати, о банках и сейфах - встрепенулся черепахо-хрюндель. - У меня как раз деньги на газировку кончились, так что собирай свои руки-ноги, динамитчик хренов, и  айда на дело. Я тут у соседки трехлитровую банку с пятаками в подполе присмотрел, будем брать.

- У какой соседки? - недоверчиво спросил плюшевый мишка. - Всех соседок мы давно обобрали под чистую за то, что надрывались любя их. После этого и пошли мутации.., а я их только нужное русло направил.

- Так уж и всех? А Мальвина?

При имени Мальвина, плюшевый мишка подпрыгнул и свалился с ящика с динамитом, на котором сидел.

- У тебя чего, крыша съехала или мозги скорлупой придавило? Ты что ее не знаешь?  Кролик, вон крутой перец, сунулся, только хвост на заборе и остался. Да она тебя как гнилой орех раздавит, а меня заживо на катушку для ниток намотает! Если она тебя рукой двинет, так хоть хоронить будет чего, а если сядет, то ни одна экспертиза тебя уже не найдет!

- Кролик крутой, да тупой. Был. Думал, если уши гуталином накрасил, так она в него сразу и втюрится. Мы с тобой по-умному действовать будем. Мы ее сексапильностью возьмем, а потом ограбим.

- Ты чего ругаешься, - обиделся мишка. - Какая такая се..ка..ильность?

- Сексапильность, - поправил черепахо-хрюндель. Одержимый идеей он пребывал в хорошем настроении. - Ну это такая, как бы тебе сказать, штука… Ну помнишь как мы лису Патрикеевну грабили?

- Помню. Пришли, в глаз дали, платье задрали и… ограбили.

- Вот! А Мальвине платье не задерешь. Она сама с кого хошь шкуру задерет и спасибо не скажет.  А если мы сексапильными будем, то сама свое платье задерет и даже в глаз ее бить не понадобиться.

- Да ну! - удивился мишка. - И как этим сека…тильным стать?

- Сексапильным, - вновь поправил черепахо-хрюндель. - Будем думать…

Думал он долго. От нечего делать плюшевый мишка мутант грыз ногти. Как раз когда закончилась вторая рука, черепахо-хрюндель высунул голову из-под панциря, зевнул, посмотрел обгрызенные мишкины ногти и сказал:

- Начнем с маникюра. А заодно и руки помоем.

- А кто нам маникюр делать будет? - спросил мишка.

- В самом большом дереве в лесу живет самый большой жук-точильщик. К нему и пойдем.

И пошли. И идти пришлось долго. И не только потому, что все тропинки в лесу были кривые: по пути они заглянули в кабачок в соседнем лесу на свежую газировку. Но через каких-то три-четыре дня дошли. Хорошо, что черепахо-хрюндель еще до кабака догадался у себя на панцире пометку сделать куда и зачем шли, а то бы заблудились.

Дерево действительно оказалось большим. Страждущие сексапильности мишка и черепахо-хрюндель полчаса ходили кругами прежде чем нашли дупло, в котором проживал жук-точильщик. Мишка кинул в дупло динамитную шашку и, когда дым рассеялся, навстречу им вышел сам хозяин. Горделиво приосанившись, он на минуту застыл на краю дупла, чтобы посетители смогли насладиться лицезрением его сверкающего лика. Самого жука, правда, видно не было, поскольку он носил большие сапоги, из которых торчали лишь его усики-антенны, но зато сапоги впечатляли: огромные, без единой морщинки, начищенные до зеркального блеска самыми лучшими сортами гуталина. Плюшевый мишка и черепахо-хрюндель невольно замерли в восхищении.

- Чего надо? - глухо прозвучало из сапожных недр.

- Нам бы маникюрчик подправить. Говорят ты спец большой, - ответил черепахо-хрюндель.

- Большой, большой… и спец, - пробубнило из сапог. - Сто зеленых! - усики пошевились и добавили - За каждый ноготь! И предоплата!

- Да без проблем! - сказал черепахо-хрюндель. - Только сейчас с наличностью туго. Через недельку отдадим.

- Нет, так не пойдет. Только предоплата!

Плюшевый мишка сунул в сапог цилиндрик динамита и поднес спичку к запальному шнуру.

- Это ты чего удумал, тряпошный? - осведомился левый сапог, правый молча его поддержал.

- Аванс вношу, - буркнул мишка.

- Ах аванс… Тогда следуйте за мной в салон красоты, - жук повернулся и зашагал внутрь дупла.

- Так-то лучше,  - сказал черепахо-хрюндель, залезая в дупло.

Плюшевый мишка и черепахо-хрюндель долго ползли на четвереньках по извилистому, скупо освещенному светлячками, деревянному тоннелю. Впереди гулко бухал сапогами хозяин. По пути он развлекал гостей рассказами о своем мастерстве. Мастерства оказалось много и гости слушали рассказчика в полуха.

- …а месяца два назад мне баллистическую ракету на заточку привезли, чтобы, значит, лучше атмосферу рассекала. Вот это была работа, скажу я вам! Я ее неделю точил. И как точил! Одних опилок на целый железнодорожный состав набралось! Когда забирать приехали, так нам эту ракету целый день с микроскопом искать пришлось, все в опилки ушло. Да-а, немного осталось, зато то, что осталось не ракета, а конфетка, комар на кончик сел, так укололся. Да-а… Ну вот и пришли.

Гости вползли в обширное помещение и с облегчением встали. Со светом здесь тоже было не густо, зато стены украшали большие стеллажи, густо заваленные разнообразным инструментом: топорами, пилами, стамесками, буравчиками, молотками самых разных форм и размеров, рубанками, ножами и прочей столярно-плотницкой радостью.

- Значит маникюр вам нужен, - зловеще процедили сапоги. - Ну что ж, будет вам маникюр…

Жук схватил с полки огромную бензопилу. Взревел мотор и над головами черепахо-хрюнделя и плюшевого мишки холодной сталью сверкнула будущая сексапильность, усеянная зубами акульего размера.

Лес огласился дикими воплями. Периодически из дупла вылетали облака опилок, обильно смоченные кровью. К дереву стали слетаться привлеченные шумом стервятники в надежде первыми оценить будущих красавцев. Очередное опилочное облако не рассеялось, как предыдущие, а смачно шмякнулось на землю рядом с дуплом. Стервятники оживились, но тут же разочарованно загалдели. Куча опилок зашевелилась и из нее, стеная, выползли будущие соблазнители Мальвины. Панцирь черепахо-хрюнделя покрывали глубокие рытвины, а из плюшевого мишки во все стороны торчали нитки и вата.

- Ты уверен, что нам это нужно? - спросил мишка, глядя на окровавленные руки. Потом он посмотрел на такие же окровавленные ноги и добавил - Похоже, он нам еще и педикюр сделал…

- Не уверен, - простонал черепахо-хрюндель. - Но раз дело начато, его следует довести до конца. Чтобы такое нам еще осексапилить?

- Может не надо? - спросил мишка-мутант. - Уж пилили нас, пилили, итак немного осталось…

- Надо, мишка, надо… О, придумал!  Надо нам с тобой модные прически сделать!

- Какие прически? Мой плюш еще на фабрике подстригли, а ты вообще лысый от рождения!

- Да, неувязочка… - протянул черепахо-хрюндель. - Что же в нас еще есть?

- Лично во мне вата, которой теперь еще и добавить надо, - мишка тщетно попытался заткнуть прорехи на свою брюхе.

- А во мне? - спросил черепахо-хрюндель.

- Будущие бифштексы.

- Лучше б не спрашивал, - обиделся черепахо-хрюндель. - Не мог найти чего-нибудь хорошего и приятного?

- Не мог, - отрезал мишка-мутант, - поскольку нету.

Черепахо-хрюндель насупился и обиженно засопел.

- Не дуйся, - сказал мишка. - В тебе еще сало есть, и немало. А поскольку у тебя еще и панцирь есть, то можно еще и черепаховый суп из тебя сварить.

- Вот ведь можешь быть добрым, когда захочешь, а то шницели, бифштексы… - черепахо-хрюндель зарделся и скромно шаркнул ножкой.

Мишка обалдело посмотрел на приятеля. Слышно было, как заскрипели его ватные мозги, но он так и не нашел, что ответить, а приятель приободрился и вновь стал деловитым.

- Раз улучшать уже нечего, позаботимся о том, чтобы представить в лучшем свете то, что осталось, - заявил черепахо-хрюндель.

- Это как? - не понял мишка.

- Сделаем макияж. Раскрасим себя с головы до ног. Девчонки любят яркое.

- Да ты итак весь замакияженный с тех пор, как в детстве выпил первую бутылку газировки. Вон рожа какая синяя.

- Я, конечно, слежу за собой, не то, что ты, но это случай особый. Хошь ни хошь, а красится надо.

- И куда мы красится пойдем?

- Как куда? Видал на поляне в нашем лесу индейцы прерию открыли? Туда и пойдем. Они в этой прерии все разукрашенные как попугаи. У них там художник по рожам завелся.

- Что еще за художник? - недоверчиво спросил мишка.

- Летающее Сопло. Это его так зовут.

- Он что, сопливый?

- Чего не знаю, того не знаю. Знаю, что с меня чуть скальп вместе с панцирем не сняли, когда я к ним на вечеринку непрошенным приперся. У них там все по приглашениям. Так что разбираться будем по ходу дела.

- Ох, не нравится мне все это… - пробурчал мишка.

- Мне тоже не нравится, а что делать? - возразил черепахо-хрюндель. - Любовь зла, жизнь сурова, искусство требует жертв, и деньги остались только у Мальвины. Отныне и до покраски мы тайные индейцы!  Собирай свой динамит и вперед!

Полян в лесу было много, и будущие покорители дамских сердец сбились с ног и натерли мозоли, пока нашли нужную, зато это дало времени на конспиративную подготовку. Вступление в прерию происходило можно сказать триумфально. Впереди шел мишка-мутант с прищепками за ушами, которые стягивали кожу на голове и делали его узкоглазым, на шее у него болталась подкова, а сзади на веревочки волочилось конское седло, как символ того, что он жить не может без лошади. За ним следовал черепахо-хрюндель с вороньим пером, правда, не на голове, поскольку его там не за что было зацепить, а сзади, в руках хрюндель нес кривой шест с мочалкой на конце, призванной изображать свеже снятый скальп. Свободной рукой черепахо-хрюндель хлопал себя по губам и что есть мочи орал «У-лю-лю», мишка пытался вторить ему, но прищепки растянули ему не только глаза, но и рот, и вместо улюлюканья у него получалась невнятное «Вя-вя-вя», поэтому ему пришлось ограничиться вторым голосом в их ансамбле. Зрелище было настолько впечатляющим, что один из охранников прерии упал с дерева, а остальные, разинув рты, только проводили их глазами даже не спросив пригласительных билетов.

- Здорово вождь! - подходя к костру, бодро сказал черепахо-хрюндель мужику с головы до ног увешанному перьями. - Как жизнь? Мир, дружба между народами!

В подтверждение своим добрых намерений хрюндель выдернул из своего зада воронье перо и воткнул его вождю в ухо. Вождь взвизгнул и свалился в костер. Не пропадать же добру, подумал черепахо-хрюндель, выдернул из головного убора вождя парочку самых ярких и больших перьев и воткнул их себе вместо вороньева.

На крики вождя сбежались воины. Костер залили водой, вытащили из образовавшейся лужи намокшего вождя и усадили его на травке.

- Хорошая жизнь… была, пока вы не появились, - проинформировал вождь, приклеивая подорожник к ожогам. - Кто такие и зачем явились без приглашения? И соврите что-нибудь по-лучше потому, как смертный приговор вам уже подписан…

Черепахо-хрюндель вознамерился было провести повторный обмен перьями в знак своего безмерного уважения к краснокожему брату, но его опередил мишка-мутан. Обмениваться ему было нечем - индейцы все равно не использовали ни подков, ни седел - поэтому он просто кинул пару шашек динамита в еще тлеющие остатки костра.

- В гости пришли, по делу, - сообщил он, когда отгремел взрыв.

- Вижу, что не просто так, - вождь выплюнул комок дерна изо рта. - Говори, чего надо.

- Слушай вождь, - сказал черепахо-хрюндель. - Мы слыхали, у вас тут визажист объявился?

Мишка-мутант с уважением поглядел на своего напарника. Сам он отродясь таких слов не слышал, да и вождь, похоже, тоже.

- Слушай парень, ты о чем? Если ругаться, так вон лес большой, иди туда и ругайся сколько влезет.

- Темные вы люди! Ну, визажист, не знает что ли? - вождь отрицательно покачал головой и черепахо-хрюндель пустился в объяснения. - Ну, кто красивым делает… ну, вот кто тебе правый глаз разукрасил?

- Жена, - ответил вождь, - на днях поругались…

- Да? Э-э…, ну а левый?

- Тоже жена, только на прошлой неделе.

- Тяжелый случай, - пробормотал черепахо-хрюндель. - Ну а губы кто красил?

- Это я вчера малину ел, - довольно ответил вождь.

- Короче! - вмешался плюшевый мишка. - Летучую Соплю сюда давай!

- Летающее Сопло, - уточнил черепахо-хрюндель.

- Ах, вот кто вам нужен, - вождь поднялся на ноги. - Лучше б вы, ребята, смертный приговор выбрали… Он сейчас нашу ритуальную пещеру раскрашивает. Большую такую пещеру… Если б не вы, так бы и раскрашивал до конца дней своих, но ради вас, мы его вызовем. Рваная Ноздря пусти-ка сигнальную стрелу!

Названный воин вынул стрелу, поджег ей оперение и, с силой натянув лук, пустил ее в небо. Стрела своим дымным следом нарисовала в высоте череп со скрещенными костями и со свистом упала обратно в колчан. Рваная Ноздря поспешно стал ее тушить.

- Ну вот, ребята, - сказал вождь, глядя на тающий в небе череп. - Стойте здесь и ждите, сейчас он придет, а нам пора… - и истошно завопил по-индейски, чтобы гости его не поняли - Полундра! Смывайся, кто может!

Прерия вмиг опустела, а вдали прогремели раскаты грома.

- Странно, - пробормотал черепахо-хрюндель, - на небе ни тучки, а гром гремит… - в подтверждение его слов раскаты грома приблизились, а у дымного черепа в небе рот растянулся в зловещей ухмылке.

В ожидании плюшевый мишка и черепахо-хрюндель переминались с ноги на ногу и озирались по сторонам. После бегства индейцев ничего примечательного в прерии не осталось и, кроме как прислушиваться к приближающемуся громыханию, заняться было нечем. Они и прислушивались. Наконец на дальнем краю поляны из лесу вышел человек. Двигался он странной подпрыгивающей походкой и каждый прыжок сопровождался громом. По мере приближения человек стал подпрыгивать пореже и громыхать потише. Подойдя к страждущим сексапильности, незнакомец совсем затих, но видно было, что это стоит ему немалых усилий. Выглядел он не менее экстравагантно, чем ходил: весь перемазанный красками, с застрявшим на пальце мольбертом и целой коллекцией кисточек в волосах вместо перьев.

- Кто меня звал? - спросил он, оглядывая пустую поляну.

- Если ты Летающее Сопло, то звал вождь, но звал для нас, - ответил черепахо-хрюндель.

- Да Сопло я, Сопло, - раздраженно проговорил незнакомец. - Говорите чего надо, да поскорее… - он обеими руками обхватил себя за зад и стал пританцовывать на месте.

- Ты тут главный визажист? - спросил черепахо-хрюндель.

- Вроде того, - ответил Летающее Сопло. - И визажист, и художник, и главный, поскольку больше никто рисовать не умеет.

- Надо, чтобы ты нас сексапильными сделал. Ну там макияж, штаны подкрасить, носки для кирзовых сапог в цвет подобрать, и вообще…

У Летающего Сопла загорелись глаза.

- Ребята, да я вас… Я по рожам сто лет не работал, все горы да пещеры, соскучился уже! - в творческом порыве он отпустил свою задницу и тут же с громом подпрыгнул. Мишка с черепахо-хрюнделем шарахнулись в сторону, а Летающее Сопло снова загрустил. - Только не получится из этого ничего. Наверное, придется бросать малые формы… - он шмыгнул носом и вздохнул.

- А чего так? - поинтересовался черепахо-хрюндель, а плюшевый мишка разжалобился и протянул Соплу незажженную динамитную шашку, самое ценное, что имел.

- Эх, ребята… - растрогался Летающее Сопло. - Расскажу вам всю правду. Позвонили мне как-то, говорят, раскрась, мол, ступу. Ну, ступу, так ступу, мне что, жалко что ли? Спрашиваю, а кто заказчик-то? А связь в прерии сами знаете какая… Послышалось мне «будущая жена». - Летающее Сопло почесал задницу и пояснил. - Не женатый я еще, так пяток-другой детишек пока только, а тут, понимаешь, жена сама в жены просится! - Летающее Сопло снова почесал задницу и продолжил. - Ну, я на радостях и раскрасил ступу всякими там цветочками. Пока красил, еще подумал, а зачем моей жене, хоть бы и будущей, такая большая ступа? А когда пришли заказ забирать, тут и выяснилось - не жена это звонила, и даже не будущая, а Баба Яга. Она как цветочки увидала, как с цепи сорвалась. Ей черти всякие, рожи страшные, нужны были, а тут цветочки! И прокляла она меня страшным проклятием. Теперь как только я рисовать начинаю, пучит меня, сил нет! А главное, чем больше творчества, тем больше пучит. Только прицелишься кисточкой клиенту в глаз, а тут под кормой как бабахнет! Клиент в обморок, я под потолок, опять же запашок… Я правда приноровился в пикировании клиенту рожу краской поливать, да только не всем это нравится…

Летающее Сопло утер набежавшую слезу и негромко громыхнул, даже почти не подпрыгнув. Плюшевый мишка и черепахо-хрюндель поспешно передвинулись на наветренную сторону.

- Придется рискнуть, - в полголоса сказал черепахо-хрюндель плюшевому мишке. - Другого визажиста все равно нет, а без сексапильности никуда… В тебе вата еще осталась?

- Есть немного, - ответил мишка, поковырялся в своем рваном брюхе и вытащил ком грязной ваты.

- Годится, - черепахо-хрюндель скрутил ватные затычки, воткнул их себе и мишке в нос, повернулся к Летающему Соплу и обреченно сказал - Давай, крась. Ради Мальвины мы на все готовы…

- Отчаянные вы, ребята, - восхищенно произнес Летающее Сопло, возносясь на вершину творческого экстаза. - Если живы останетесь, гарантирую, что ни одна Мальвина мимо вас не пройдет!

Уже не сдерживаясь, Летающее Сопло оглушительно прогремел и ракетой взвился высь. Это было последнее, что видели плюшевый мишка и черепахо-хрюндель. Сероводород вытеснил остатки кислорода на поляне, и им пришлось потерять сознание…

Утреннее солнце осветило прерию. От былого зеленого величия не осталось и следа. Над прерией клубился ядовито-желтый туман, трава пожухла, листва на окружающих поляну деревьях засохла и опала, землю усеивали мертвые тела мышей и мелких птиц. Налетел легкий бриз и смертельное облако, клубясь, потянулось в лес. Случайная ворона, неосторожно залетевшая в клочок уходящего тумана, камнем рухнула вниз. Ветер усилился, туман поредел и стал уступать место жизни. Из земли вылез обессиленный дождевой червь и долго кашлял, не веря, что еще жив. Немного погодя его кашлю стали вторить еще два голоса значительно более слабых, но не менее радующиеся жизни.

- Чтоб я еще раз за сексапильностью пошел! – захлебываясь от кашля, бормотал плюшевый мишка. – Нет уж, дудки! Уж лучше я пить и курить брошу, если, конечно, начну когда-нибудь…

- Терпи, тряпошный, - слабо возразил ему черепахо-хрюндель, тоже кашляя и отплевываясь. – Думай о хорошем, о пятаках например…

Кое-как поднявшись с земли и поддерживая друг друга, они побрели прочь от страшного места.

Как ни храбрился черепахо-хрюндель, но пару дней им было не до любви и даже не до пятаков. С трудом давалось даже посещение сортира: знакомый запах навевал столь мощные и ужасные воспоминания, что на унитазе можно было усидеть лишь под мощным вентилятором, уносившим непрошенные ассоциации куда-нибудь подальше. Но все проходит, и неприятности тоже. Макияжные страсти поутихли и к черепахо-хрюндель вернулись алчность и деловитость.

- Все, пора, пока краска не сошла! - решительно сказал черепахо-хрюндель. - От любви не спрячешься! Сексапильности у нас навалом, а банка с пятаками уже небось заждалась. Сегодня ночью будем брать. Вперед мой ватный бомбист! Я буду прикрывать тыл…

Крадучись они подошли к дому Мальвины. Плюшевый мишка приложил ухо к двери.

- Тихо… То ли спит, то ли затаилась…

- Ага, - согласился черепахо-хрюндель. - В три часа ночи, спя, затаилась в постели.

- Может, до утра подождем? - предложил мишка.

Черепахо-хрюндель не успел ответить. Дверь скрипнула и распахнулась. Свет ударил в глаза и борцы за пятаки невольно зажмурились.

- Мальвина, - дрожащим, но по возможности грозным голосом, сказал черепахо-хрюндель, - сейчас мы тебя будем… - закончить он не успел.

- Ой, мальчики, как здорово, что вы зашли в гости! А главное вовремя… - перебил его нежный голосок. - Я прям все глаза в окошко проглядела, все ждала, когда же вы меня проведаете!

- Ага, - невпопад ответил черепахо-хрюндель и приоткрыл один глаз. Потом подумал и открыл оба глаза. Уставившись в дверной проем, он подумал еще, и толкнул локтем плюшевого мишку.

- Я не буду! - сердито сказал мишка.

- Чего не буду? - не понял черепахо-хрюндель.

- Глаза открывать!

- Почему?

- Страшно! Лучше б мы лису Патрикеевну еще раз ограбили, хоть бы и бесплатно…

- Ага, - опять невпопад сказал черепахо-хрюндель, и вдруг заорал - Открывай глаза, начинка для памперсов!

Так же осторожно, как и его подельник, плюшевый мишка открыл глаза. Думать, в отличии от черепахо-хрюнделя, он не стал, но глаза выпучил ничуть не меньше. Вместо необъятной и грозной старухи в освещенном дверном проеме стояла изящная и стройная фигурка. Просвеченная насквозь падающим сзади светом, она казалось прозрачной. Почти невидимая одежда только подчеркивала чистоту форм. Черепахо-хрюндель шумно глотнул, а в плющевом мишке даже вата затвердела.

- Да заходите, мальчики! - радостно прощебетала прозрачная фигурка. - Я вас совсем заждалась…

Мальчики, не отрывая глаз от небесного создания, деревянной походкой вошли в дом.

- Мы, это… тут шли… и решили зайти, - наконец выдавил из себя черепахо-хрюндель. - А ты кто?

- Я Мальвина, - просто ответило создание, ставшее чуть менее прозрачным под светом лампочки.

- Как Мальвина? Мальвина огромная и страшная, ее все в лесу боятся!

- Нет, - серебряным колокольчиком засмеялась Мальвина. - Большая и страшная это моя бабушка. Она тут жила, пока меня не было. А теперь я вернулась, а бабушка к себе домой уехала. Теперь я тут снова жить буду. Одна.

- Уф-ф, - облегченно выдохнул черепахо-хрюндель, - а то я все думал, как же мы ее…, когда победим…, но еще не ограбим… А банку с пятаками она с собой не прихватила?

- Нет, - вновь нежно засмеялась Мальвина, - оставила. Так что прикрывайте дверь поплотнее…

Плюшевый мишка, не отрывая глаз от красотки, послушно закрыл дверь и запер на замок.

Черепахо-хрюндель наконец справился с охватившим его ступором и слегка заикаясь сказал:

- Ну, вот что Мальвина, ты красавица, мы все из себя сексапильные, так что не сопротивляйся, открывай подпол и задирай подол…

- Ага, - сказала Мальвина. Глаза ее сощурились, голос затвердел и стал больше походить не на серебряный колокольчик, а на звон стальной сабли. - Вот что мальчики. Бабуля моя хоть и грозная, но мирная, а я… я сексуальная маньячка! - выкрикнула она последние слова, с силой ухватила грабителей за причинные места и крикнула еще громче - Штаны долой!!!

Черепахо-хрюндель с плюшевым мишкой попытались упасть в обморок и притвориться мертвыми, но Мальвина дернула какую-то веревочку на своем платье, оно соскользнуло, давая убедиться, что под ним ничего нет, кроме одно, отнюдь не призрачного, вожделения, и насильники ожили помимо своей воли. Мальвина зарычала и кинулась на несчастных…

***

Три дня и три ночи весь лес не знал покоя. Земля содрогалась, вороны падали с качающихся деревьев, дождь не мог напоить засыхающие травы - капли отскакивали от трясущейся земли, в кабаках изнывали от жажды алкоголики – бармены не могли налить виски в стакан. Но в один прекрасный день, ближе к вечеру, все закончилось. Дверь домика Мальвины распахнулась и на пороге появилась ее стройная фигурка.

- Какие же вы все-таки хорошие, мальчики, - нежно журчал ее голосок, - ласковые и обаятельные. Обязательно заходите еще!

- Ага, - слабо проговорил выползающий на крыльцо черепахо-хрюндель. За ним полз такой же обессилены плюшевый мишка, сжимавший в руках заветную трехлитровую банку. С трудом перевалив через ступеньки, они скатились на землю.

- Все-таки она добрая, - с трудом проговорил мишка. - Вот и банку с пятаками подарила... Без хирурга нам с тобой теперь не обойтись, а этого как раз хватит…

- Ага, хватит, - пробормотал черепахо-хрюндель. - Но грабить больше не будем! И вообще, надо сматываться из этого леса…

- Да, мальчики, - прозвучал с крыльца ласковый голосок. - Забыла вам сказать. Если ненароком забудете дорогу ко мне, я сама к вам приду… - в последних словах опять зазвучала сталь.

- НЕТ!!! -лес содрогнулся от истошного крика обреченных…

 

Комментарии

guest14.7.2013 19:45

Какое все зеленое!)Улыбаюсь


Elo

Зарегистрирован: 12.10.2011
elo

Друзья

Другие блоги